ro ru en

Государственное
Информационное
Агентство

Republica Moldova 30 de ani de independență

Хроника недели (8-15 ноября)

18:09 | 18.11.2020 Категория: Интервью, События

Кишинэу, 18 ноября /МОЛДПРЕС/. Несмотря на вялую предвыборную кампанию, неожиданный для многих политиков, экспертов и простых граждан результат первого тура вызвал эмоции и ожидания, которые существенно подняли уровень накала выборов. Разницы в четыре процента в пользу Майи Санду было недостаточно, чтобы делать ставку на победу лидера Партии «Действие и солидарность» (ПДС). И наша новейшая история, и примеры наших соседей свидетельствуют, что во втором туре нередки потрясения.

Традиционно сразу после подсчета голосов в первом туре переговоры начинаются с кандидатами, которые покинули гонку, но набрали значительное количество голосов. Естественно, взоры штабов двух участников второго тура были обращены на Ренато Усатого, набравшего достаточно большое количество голосов (17%), чтобы склонить чашу весов в пользу того или иного кандидата.

Однако электорат Усатого очень специфичен. Избиратели Усатого географически распределенные больше в северной части страны и больше в городской, чем в сельской местности, были ориентированы на Россию. Но антикоррупционное послание лидера «Нашей партии» заставило значительную часть избирателей проголосовать во втором туре за Майю Санду. Упрощая уравнение, можно сказать, что электоральный пул Усатого был разделен на три группы, не обязательно равные. Одна часть проголосовала за лидера ПДС, следуя косвенному призыву Усатого, другая часть вообще не пошла на избирательные участки, а третья - по-прежнему традиционно голосовала за левого кандидата. В итоге Игорь Додон потерял важный сегмент электората, который в прошлом массово голосовал за провосточного кандидата.

Голоса Виолетты Ивановой, естественно, достались Додону. Однако результат в Оргееве, где сосредоточено ядро ​​сторонников Шора, стал для многих неожиданностью. В отсутствие кандидата, от которого у них была личная выгода, жители Оргеева, казалось, проснулись от почти десятилетнего сна и вспомнили, что в конце 80-х они были бесспорными лидерами в процессах национального возрождения. Массовое голосование за Майю Санду (около 70%) было для жителей Оргеева очень четким сигналом возврата к нормальной жизни.

Более радикальному крылу унионистов не нравятся новые антиправительственные политические лидеры, такие как Майя Санду или Андрей Нэстасе. Об этом свидетельствуют выборы в примэрию Кишинэу. Однако выступление Додона незадолго до второго тура, в котором унионистское течение Молдовы почувствовало серьезную угрозу, мобилизовало по максимуму избирателей, которые разделяют эти ценности.

Также в своем выступлении Додон мобилизовал еще один важный сегмент электората - диаспору. Быть политиком такого ранга, иметь профессиональных консультантов и не знать простое правило избирательных технологий, которое гласит, что нельзя каким-либо образом атаковать существенные группы избирателей? Это более чем странное поведение, единственное реальное предположение в том, что Игорь Додон просто не прислушался к советам специалистов и отличился неуместными для опытных политиков манерами. Таким образом, Додон своим подходом максимально консолидировал диаспору, чтобы та проголосовала за Майю Санду.

Недостатком программы кандидата Игоря Додона было отсутствие доказательств того, что он выполнил свои предвыборные обещания 2016 года. Наихудшая ситуация была в борьбе с коррупцией, в которой он чувствовал скорее регресс. О борьбе с пандемией - очень деликатном вопросе - тоже нельзя говорить как об успехе правительства. Помимо серьезности проблемы во всем мире, наши учреждения даже не информируют население о том, как проходит подготовка к вакцинации против COVID-19. В этом году также ничего не слышно о вакцинах от гриппа, хотя вся Европа уже привилась от сезонного гриппа, который, если его запустить, может привести систему здравоохранения к краху.

Майя Санду по сравнению с Игорем Додоном была гораздо более уравновешенной, минимизировала риски, не решалась на рискованные заявления и была намного терпимой и сговорчивой даже с теми, кто ее критиковал. То, что она также выступала на русском языке, было бесспорным плюсом, который в какой-то мере развеял мифы социалистов о якобы ее «русофобии». Своим поведением Санду доказала, что извлекла уроки из ошибок 2016 года, а может быть, и из ошибок 2019 года. Однако Майя Санду, помимо геополитических предпочтений, вселяет больше уверенности и надежды на непоколебимую и настоящую борьбу с коррупцией. Возможно, впервые когда в Молдове возник хрупкий консенсус между правыми и левыми, прозападными и провосточными по поводу проекта по освобождению страны от лап олигархии, которая десятилетиями спекулировала на геополитических разногласиях, но при том бесстыдно грабила людей, независимо от их выбора.

Итог 57,74% и 42,26% в пользу Майи Санду является четким сигналом о желании граждан положить конец обману последних десятилетий. Если бы мы были в стране с институциональной демократией, цивилизованный процесс передачи власти тем, у кого есть народный мандат, начался бы немедленно. Нам будет тяжелее. Политическая борьба за судьбу Молдовы будет продолжаться, но есть надежда (еще одна!), что начнутся процессы преобразования нашего государства в подлинную институциональную демократию.

Любые материалы, опубликованные на сайте ПУ «ГИА «Молдпрес», являются интеллектуальной собственностью агентства, защищенной авторским правом. Их перепечатка и/ или использование возможно только с согласия агентства и с обязательной ссылкой на источник.